Колин Криви. Фотоаппарат колина криви


Колин Криви | Гарри Поттер вики

Колин Криви

Цвет глаз

Карие

Цвет волос

Мышино-коричневые

Цвет кожи

Светлая

Первое появление

Последнее появление

Скоро Гарри почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Подняв глаза, он увидел того самого мальчика с волосами мышиного цвета, которого заметил через окно в Большом зале во время церемонии распределения. Мальчик смотрел на Гарри, вытаращив глаза, как будто завороженный. В руке он сжимал обыкновенную на вид магловскую фотокамеру. Поймав взгляд Гарри, он покраснел как рак.— Не сердись, Гарри. Я Колин Криви, — произнес он на одном дыхании, нерешительно шагнув вперед. — Я тоже гриффиндорец. Как ты думаешь… как ты посмотришь на то… если я сделаю снимок? — поднял он камеру.
— Знакомство Гарри с Колином Криви.[2]

Колин Криви (англ. Colin Creevey) — студент-гриффиндорец, на курс младше Гарри Поттера, с первых дней поступления в Хогвартс был отчаянным поклонником Поттера. Маглорождённый, из простой семьи (отец Колина — молочник).

Колин имеет младшего брата Денниса, который также учился на факультете Гриффиндор.

Примечательно, что семья Криви — это единственная известная семья маглов, в которой родились сразу два волшебника.

    Биография

    Детство (1980/1981-1992)

    Колин Криви вырос в обычной магловской семье. Он был сыном простого молочника и не мог объяснить всякие таинственные происшествия, которые случались с ним в раннем детстве, поэтому был поражён, когда вдруг обнаружилось, что он настоящий волшебник и теперь будет посещать Школу чародейства и волшебства Хогвартс. А отец его так до конца и поверил, что волшебство существует[2].

    Всё, что относилось к волшебству и волшебному миру, мальчик воспринимал с благоговением. У Колина был младший брат по имени Деннис, который так же, как и его старший брат, был волшебником. А ведь это очень необычно и случается крайне редко...

    Первый курс (1992-1993)

    «Здравствуй, Гарри! Я Колин Криви...»

    Я хочу послать ему (отцу) много-много всяких фотографий. Будет здорово, если он получит твою. — Он умоляюще взглянул на Гарри. — А твой друг не мог бы сфотографировать меня вместе с тобой, чтобы мы стояли рядом? А ты мог бы подписать фото?
    — Гарри Поттер и Колин Криви.[2]

    Первое знакомство Гарри Поттера с Колином не было таким уж приятным Гарри в силу небольшого происшествия. Просьбу Криви сфотографироваться с ним и подписать фотографию услышал Драко Малфой и, как обычно, начал доставать издёвками. Колин в ответ обвинил Малфоя в зависти. Но тут услышав, что кто-то раздаёт автографы, примчался профессор Локонс. В результате Гарри, упираясь, таки был сфотографирован вместе с благоухающим профессором...

    Буквально приклеенный к Локонсу, сгорая от унижения, Гарри смотрел, как Малфой, самодовольно осклабившись, говорит что-то окружившим его приятелям.— Двойной портрет, мистер Криви. Лучше не придумаешь. И мы оба его подпишем! — распоряжался Локонс.
    — Златопуст Локонс.[2]

    Колин в Большом зале

    Когда вскоре Колин показал Гарри получившуюся фотографию, то к несказанной радости ошеломлённого Поттера на ней был изображён «чёрно-белый Локонс», который «изо всех сил пытался втащить кого-то за руку в кадр. Гарри узнал на снимке собственную руку и с удовольствием отметил, что оказал Локонсу достойное сопротивление. Локонс скоро сдался и устало прислонился к белому краю фотографии.»[3]

    Однажды Колин сопровождал Гарри Поттера на стадион на тренировку по квиддичу. По дороге он непрестанно тараторил, задавая один вопрос за другим... Расстались они уже возле раздевалки. Когда началась, собственно, тренировка, раздался непривычный шум. Как оказалось, это Криви, расположившись на трибунах, снимал на свою камеру всё подряд, и в тишине это щёлканье казалось необычайно громким. Вуд даже заподозрил было в нём шпиона Слизерина, однако вскоре выяснилось, что этот «шпион» на самом деле гриффиндорец.

    Громовещатель Молли Уизли

    Вскоре появилась команда Слизерина со своими новенькими мётлами «Нимбус-2001». После небольшой перепалки Рон схлопотал от своей же собственной сломанной волшебной палочки заклинание слизней, которым он хотел наказать зарвавшегося Драко Малфоя. А слетевший с трибун Колин «приплясывал вокруг Гарри и Гермионы» и тараторил: «Что случилось, Гарри? Что случилось? Он заболел? Но ты ведь сможешь его вылечить, правда?» Когда Рона в очередной раз вывернуло наизнанку и у него «изо рта посыпалась новая порция слизняков», Колин восхитился, поднёс камеру к глазам и совсем неуместно произнёс: «Ого! <...> Гарри! Подержи его секундочку!»[4]

    Когда василиск «заморозил» кошку Филча миссис Норрис и поползли слухи, что наследником Слизерина является Гарри Поттер, Колин честно попытался рассказать об этом Гарри, но из-за оттеснившей его толпы не успел.

    На матче по квиддичу между сборными Гриффиндора и Слизерина Гарри сумел поймать снитч, несмотря на взбесившийся бладжер, заколдованный не совсем нормальным домовиком Добби. Однако, далось это ему нелегко. Он был сбит и упал в грязь со сломанной рукой. Вездесущий Локонс и здесь отличился — убрал из сломанной руки все кости. А Колин кружился вокруг лежащего в грязи раненого Гарри, щёлкая фотоаппаратом «со скоростью пулемётной очереди».[4]

    Вскоре после этого Колин решил пробраться к Гарри в больничное крыло, чтобы передать ему гроздь винограда, но стал жертвой нападения василиска.

    — Новое нападение, — объяснил директор. — Мы с Минервой нашли его на лестнице.— Рядом валялась гроздь винограда, — добавила профессор МакГонагалл, — должно быть, он шёл навестить Поттера.У Гарри по спине побежали мурашки, он тихонько приподнялся и глянул на лицо статуи, освещённое светом луны. Это был Колин Криви. Глаза у Колина были круглые от ужаса, в руках фотоаппарат.
    — Окаменение.[5]

    Окаменевший Колин в больничном крыле

    По счастливому стечению обстоятельств Колин остался жив, поскольку Чудовище Слизерина он увидел через видоискатель своей фотокамеры. В результате камера была безнадёжно испорчена, а сам мальчик попал в больничное крыло Хогвартса и провёл в «окаменевшем» состоянии почти весь учебный год. Весной 1993 года созрели, наконец, мандрагоры, и Колин Криви, как и все пострадавшие от взгляда василиска, был излечен.

    Второй курс (1993-1994)

    Второй год обучения Колина в Хогвартсе, по сравнению с первым, стал для него намного спокойнее. Мальчик, вероятно, был настолько потрясён произошедшим с ним в прошлом году, что стал более осмотрительным и старался избежать в будущем подобных инцидентов. Он также перестал преследовать Гарри, хотя по-прежнему им восхищался, пытаясь заговорить при каждом удобном случае, и считал Гарри своим другом.

    В конце октября пришло время посещения Хогсмида, маленькой населённой только волшебниками деревушки, но Гарри был вынужден оставаться в Хогвартсе, поскольку у него отсутствовало разрешение от Дурслей. Колин также был одним из студентов, которые остались в замке, поскольку учился он на втором курсе, а в Хогсмид допускались студенты лишь на третьем году обучения. Когда хмурый Гарри вернулся в гостиную Гриффиндора, Колин, едва завидев своего кумира, тут же отозвался:

    — Гарри, Гарри! Иди к нам, — позвал Колин Криви. Он благоговел перед Гарри и не упускал случая поговорить. — Ты не идешь в Хогсмид? А почему? — Колин сиял от счастья, что говорит со знаменитостью, и гордо глядел на товарищей. — Посиди с нами немного.
    Однако Гарри отказался. Он очень не любил, когда глазеют на его шрам, а студенты младших курсов только этим и занимались...[6]

    Третий курс (1994-1995)

    Во время церемонии распределения в 1994 году Колин, находясь в чрезмерно возбуждённом состоянии, сообщил Гарри, что в этом году в Хогвартс поступает его младший брат и он очень надеется, что тот тоже попадёт в Гриффиндор, как и он сам, поэтому попросил Гарри cкрестить на счастье пальцы.[7]

    Когда крошка Деннис Криви, из-за бушующего шторма выпавший из лодки при переправе через Чёрное озеро, но ничуть при этом не испугавшись, добрался наконец до Распределяющей шляпы, та долго не раздумывала и тут же вынесла свой вердикт: «Гриффиндор!». Радостный Деннис снял шляпу и помчался к брату, восторгаясь поступлением и рассказывая брату о своём падении в озеро и счастливом спасении. Колин предположил, что его вытащил из воды гигантский кальмар и сразу же принялся знакомить брата с Гарри Поттером, о котором Деннис, несомненно, был хорошо наслышан.

    — Деннис! Деннис! Видишь вон того мальчика? Того, с чёрными волосами и в очках? Видишь его? Знаешь, кто это, Деннис?Гарри торопливо отвернулся и принялся старательно наблюдать, как Шляпа разбирается с Эммой Ноббс.
    — Колин показывает брату своего кумира.[7]

    После того как Гарри неожиданно для себя стал четвёртым чемпионом Турнира Трёх Волшебников, ему пришлось очень несладко. Непонимание и зависть Рона, косые взгляды и насмешки даже от своих однокурсников по факультету не давали наслаждаться жизнью и держали его в постоянном напряжении. Однако Колин нисколько не разочаровался в объекте своего почитания!

    Когда разбушевавшийся на уроке Северус Снегг уже подумывал об «отравлении» четвёртого чемпиона, а Гарри мечтал вылить посудину с зельем на ненавистную голову профессора, в класс заскочил радостный Колин Криви и сообщил, что Гарри вызывает мистер Бэгмен, чтобы сделать фотографии для «Ежедневного пророка». Видимо, в тот день Колин оказался очень полезен этому изданию, сообщив всё, что он знает о своём герое.[8]

    — В Хогвартсе Гарри встретил свою любовь. Его близкий друг Колин Криви говорит, что Гарри всюду появляется в обществе Гермионы Грэйнджер, сногсшибательной красавицы-маглы, которая, как и Гарри, одна из самых блестящих студентов школы.
    Из статьи в «Ежедневном пророке».[9]

    Эта статья Риты Скитер в «Ежедневном пророке» доставила Гарри и Гермионе немало переживаний. Пронырливая журналистка написала статью, всячески восхваляя Гарри, а Гермиону так и вовсе назвала «сногсшибательной красавицей-маглой». При этом ни слова не сказала о Седрике Диггори, а об остальных чемпионах упомянула лишь вскользь. Стоит ли говорить, сколько уничижительных комментариев им пришлось после этого услышать? А роль в этом Колина... Вероятно, пообщавшись с мальчиком, Рита Скитер, как всегда, всё переврала, приукрасила и перевернула с ног на голову.[9]

    Перед первым заданием Турнира Трёх Волшебников Колин вместе с братом Деннисом раздобыли где-то пакет со значками «Поддержим Седрика!» и пытались переколдовать надпись на них в «Поддержим Гарри Поттера!». Однако их старания успехом не увенчались: значки заклинило на слизеринском варианте «Поттер смердяк». Когда Гарри, «познакомившись» с драконами, вернулся из Запретного леса в гостиную Гриффиндора, он обнаружил на одном из столов россыпь значков в поддержку Седрика, которая «переливалась зелёными отблесками. На них горели буквы «Настоящий Поттер смердяк» — так кончились добрые намерения братьев Криви».[9]

    В 1995 году, в конце учебного года во время третьего тура турнира чемпион Хогвартса Седрик Диггори был убит Питером Петтигрю по приказу Волан-де-Морта. Гарри Поттер, вернувшийся с кладбища в Литтл-Хэнглтоне вместе с его телом, сообщил, что Тёмный лорд вернулся. Это очень, очень неприятная новость для Колина и Денниса Криви, так как Волан-де-Морт ненавидел магглорождённых...

    Четвёртый курс (1995-1996)

    — И ты убил василиска мечом из кабинета Дамблдора? — спросил Терри Бут.— Ну... убил, да.Джастин Финч-Флетчли присвистнул, братья Криви обменялись испуганно-восхищёнными взглядами, а Лаванда Браун тихо сказала: «Ух».
    — Первое собрание ОД.[10]

    Четвёртый год обучения Колина Криви оказался непростым и насыщенным событиями. Окончание предыдущего учебного года ознаменовалось гибелью Седрика Диггори и совпало с началом Второй магической войны. В свете возвращения Волан-де-Морта и неприятия этого факта Министерством во главе с Министром магии Корнелиусом Фаджем в начале нового учебного года в Хогвартс прибыла первый помощник министра Долорес Амбридж. Эта дама вызвалась преподавать Защиту от Тёмных искусств, позже она стала Генеральным Инспектором школы, а под конец учебного года и директором Хогвартса.

    Её преподавание ЗОТИ отличалось тем, что она давала только теоретические знания, совсем не уделяя внимания практической отработке защитных заклинаний. Взволнованные студенты пятого курса задавались вполне справедливым вопросом: каким образом они будут сдавать экзамены СОВ по Защите от Тёмных искусств?

    В конечном итоге это вылилось в нелегальную студенческую организацию, которая получила название «Отряд Дамблдора» (ОД), и которая на первых порах преследовала чётко определённую цель — научиться практическому использованию требуемых для ЗОТИ заклинаний.

    На первое собрание ОД в «Кабаньей голове» в Хогсмиде вместо ожидаемых «нескольких человек» прибыло неожиданно много заинтересовавшихся, и не только однокурсников Гарри Поттера, но и представителей более старших курсов, и более младших. Само собой разумеется, что и братья Криви также были здесь. На собрании Колин был просто ошеломлён, когда услышал новые сведения о подвигах своего кумира за предыдущие годы: о сражении с Волан-де-Мортом за Философский камень, об уничтожении василиска мечом Гриффиндора, и о том, что Гарри разогнал дементоров телесным патронусом.

    Когда наконец-то помещение для занятий было организовано в Выручай-комнате, Колин с восторгом посещал эти занятия. И результаты не заставили себя долго ждать... Уже через несколько недель тайных собраний ОД Гарри Поттер, сидя на уроке и глядя прямо в выпуклые глаза Долорес Амбридж, с удовольствием вспоминал об успехах своих учеников, например, о том, «как Колин Криви после усердной практики на трёх занятиях овладел Чарами помех».[11]

    Чтобы члены ОД были в курсе того, на какое время назначено очередное собрание, и при этом не вызывали никаких подозрений, Гермиона Грейнджер, использовав Протеевы чары (уровня ЖАБА, между прочим!), зачаровала соответствующим образом фальшивые галлеоны. Такие монеты получили все участники Отряда Дамблдора, в том числе и Колин Криви.

    Пятый курс (1996-1997)

    Скоро Гарри обступила толпа гриффиндорцев, наперебой поздравлявших его. Гарри хотел пойти поискать Рона, но для этого нужно было сперва отвязаться от братьев Криви, требовавших немедленного подробного разбора сегодняшней игры...
    — Знаменательный матч по квиддичу.[12]

    О Колине Криви во время его обучения на пятом курсе известно совсем мало. После памятного матча, в котором Рон Уизли взял все мячи, уверенный в том, что Гарри подлил ему Феликс Фелицис, зелье удачи (хотя Гарри только сделал вид, что подлил), братья Криви требовали от Гарри подробного разбора матча.

    Когда Пожиратели смерти напали на Хогвартс и началась битва в Астрономической башне, Гермиона Грейнджер призвала всех членов ОД через свои монеты для подкрепления, однако Колин по неизвестной причине отсутствовал.

    Вполне вероятно, что Колин остался на похороны Альбуса Дамблдора, оказывая свое почтение покойному директору, однако о нём и его брате в книге нет никаких упоминаний.

    1997-1998 учебный год

    В 1997 году, после переворота в Министерстве магии и прихода к власти Волан-де-Морта, Хогвартс был захвачен Северусом Снеггом и Пожирателями Смерти. Благодаря политике Волан-де-Морта не позволять маглорождённым посещать школу, Колин и его брат Денис не смогли присутствовать в Хогвартсе на их шестом и четвёртом году обучения соответственно.

    Более того, весьма вероятно, что они были вынуждены скрываться, поскольку маглорождённых обвиняли в краже волшебных палочек и отправляли в Азкабан. Для этого даже была учреждена специальная Комиссия по учёту магловских выродков, возглавляемая оправившейся после потрясений позапрошлого года Долорес Амбридж.

    Битва за Хогвартс и смерть

    И тут на него чуть не налетел Невилл. Вдвоём с кем-то ещё он вносил в замок мёртвое тело. Гарри вгляделся, и ему чуть не стало дурно: Колин Криви, несовершеннолетний, видимо, пробрался обратно, как это сделали Малфой, Крэбб и Гойл. Умерший казался совсем маленьким.— Знаешь что, Невилл? Я его и один донесу, — сказал Оливер Вуд. Он поднял Колина на плечо захватом пожарного и понёс в Большой зал.
    — Смерть Колина Криви.[13]

    На заключительной стадии Второй магической войны Колин Криви вместе со своим братом Деннисом откликнулись на призыв Невилла Долгопупса, использовавшего для этого фальшивые галлеоны, и прибыл в замок вместе с другими членами ОД для его защиты.

    После требования профессора Макгонагалл покинуть место будущей битвы всем несовершеннолетним студентам, Колин тайком умудрился пробраться обратно в Хогвартс и принял участие в битве, сражаясь с Пожирателями смерти и другими приспешниками Волан-де-Морта, и в конечном итоге погиб.

    Вероятно, сражался Колин вне стен замка, поскольку его тело Невилл и Оливер Вуд обнаружили за пределами школы. Во время часовой передышки его тело было отнесено Оливером Вудом в Большой зал, как и других павших во время первой части сражения.

    После окончания часовой передышки Гарри Поттер, ознакомившийся в Кабинете директора с воспоминаниями Северуса Снегга, отправился в Запретный лес на встречу с Тёмным лордом, прекрасно осознавая, чем ему это грозит. Но он был готов пожертвовать собой ради спасения множества невинных человеческих жизней. Но умереть пришлось не ему...

    После смерти «тело Волан-де-Морта вынесли из Большого зала и положили в другом помещении, подальше от останков Фреда, Тонкс, Люпина, Колина Криви и еще пятидесяти человек, погибших в борьбе с ним.»[14]

    Внешность

    Внешность Колина Криви в книгах описана лишь фрагментарно, однако известно, что он был невысокого роста, худощавого телосложения, имел карие глаза и волосы мышиного тёмно-коричневого цвета.

    Личность и черты

    На первом году обучения в Хогвартсе Колин был легко возбудимым, подвижным ребёнком. Когда он впервые приехал в школу, он был чрезвычайно взволнован. Он также стал ярым поклонником некоторых местных «знаменитостей», таких как Гарри Поттер и Златопуст Локонс.

    На первом курсе Колин не расставался с фотоаппаратом, и это часто вызывало раздражение окружающих, поскольку действовал он не всегда тактично.

    Колин никогда не унывал, был открытым и бесхитростным. Никогда не юлил, не изворачивался, говорил, что думал, и тем не менее у него не было явных врагов, по крайней мере, такие случаи неизвестны. Да и как можно было долго обижаться на вечно улыбающегося маленького приставалу?

    На последующих курсах Колин немного повзрослел и перестал так уж докучать Гарри своим вниманием, однако не переставал им восхищаться и подражать ему.

    Когда был организован ОД, Колин вместе с братом Деннисом с огромным энтузиазмом стали посещать тайные занятия нелегальной студенческой организации, прекрасно осознавая, что этим они нарушают множество Декретов об образовании, «наштампованных» Долорес Амбридж, и, по большому счёту, противостоят официальной политике Министерства магии.

    Колин был также очень храбрым, настоящим гриффиндорцем. Ведь не каждый взрослый вступит в открытое противостояние со взрослыми, хорошо подготовленными Пожирателями смерти, которые не гнушались использовать самые тёмные заклятия, в том числе и непростительные. А Колин Криви, выведенный вместе с другими несовершеннолетними студентами в безопасное место, умудрился каким-то образом вернуться на территорию замка и принял активное участие в Битве за Хогвартс, не побоявшись в открытую выступить и против Лорда Волан-де-Морта, и против его цепных псов — Пожирателей смерти.

    Магические способности и навыки

    Защита от Тёмных искусств: Колин, по крайней мере, имел некоторые, довольно неплохие навыки в ЗОТИ, поскольку известно, что он быстро освоил Чары Помех, заклинание полной парализации тела Петрификус Тоталус, а также заклинание обезоруживания Экспеллиармус. Вероятно, занятия в ОД хорошо помогли ему в дуэльной практике.

    Увлечения

    ...один мальчик из нашего класса сказал, что если проявить плёнку в особом растворе, то твои фотографии будут двигаться.
    — Колин Криви.[2]

    Колин увлекался фотографией, поэтому не расставался со своей магловской камерой и снимал всё, что считал достойным внимания. А поскольку своим кумиром он считал Гарри Поттера, то и преследовал его по пятам, снимая иногда не совсем приятные для Гарри моменты его жизни.

    Мальчик очень быстро освоил технологию обработки плёнок с помощью специального волшебного раствора, в результате чего изображённые на фотографиях персонажи могли двигаться.

    Имущество

    Отношения

    Семья

    У Колина, вероятно, были хорошие отношения со своей семьей, поскольку вспоминал он о них с теплотой. Отец его был простым молочником. Колин заявил, что его родители были очень рады, когда узнали, что их сын оказался волшебником, поэтому Колин хотел сделать несколько фотографий в Хогвартсе, чтобы показать своему отцу, который в ту пору так до конца и не поверил в существование волшебства.

    Колин был также очень близок со своим братом, Деннисом. Он был чрезвычайно взволнован и очень радовался, когда его брат поступил на Гриффиндор. Впоследствии они очень много времени проводили вместе.

    Гарри Поттер

    — На твоём лице хоть яичницу жарь! — шепнул Рон. — Моли Бога, чтобы Колин и Джинни не познакомились, а то, глядишь, создадут клуб фанатов Гарри Поттера.
    — Рон Уизли[2]

    Гарри Поттер

    Гарри, в силу своего скромного характера, не любил выделяться и не чувствовал себя такой уж знаменитостью, поэтому благоговейное отношение к нему Колина Криви переносил с трудом. «Труднее было избежать встреч с Колином Криви, который, похоже, выучил наизусть расписание уроков Гарри. Колин был на седьмом небе от счастья: раз десять в день он произносил: «Как дела, Гарри?» — и слышал в ответ: «Нормально, Колин», пусть даже говорились эти слова с нескрываемым раздражением.»[3]

    Однако, это нисколько не смущало Колина, он по-прежнему ходил за Гарри по пятам, держа наизготове свой фотоаппарат и совсем не обращал внимания на то, что объект его поклонения старается всячески избегать маленького «прилипалу».

    — Ты ведь самый молодой игрок за последние сто лет, правда, Гарри? Правда? — возбужденно спрашивал Колин, стараясь не отставать от Гарри. — Ты, наверное, великий игрок. А я вот никогда не летал. Это трудно, да? А это твоя собственная метла? Самая лучшая модель?
    — Приставучий Колин[3]

    Хотя он и Гарри не были особенно близки, Колин почему-то считал, что он является лучшим другом Гарри. Во время своего первого года обучения в Хогвартсе он сделал множество фотографий своего кумира. А на третьем году обучения для Турнира Трёх Волшебников он вместе с братом Деннисом пытался переколдовать значки Седрика Диггори в значки с надписью «Поддержим Гарри Поттера!», но у них ничего не вышло.

    На четвёртом году обучения он и его брат стали членами Отряда Дамблдора, организованного Гарри вместе с Роном и Гермионой.

    В Битве за Хогвартс этот маленький и, казалось бы, ничем не примечательный молодой человечек умер как настоящий герой, сражаясь за свои убеждения. Гарри был очень опечален, когда увидел Колина мёртвым.

    Отряд Дамблдора

    Отряд Дамблдора

    Колин стал членом ОД во время своего четвёртого года обучения. Это была организация, основанная и возглавляемая Гарри Поттером для того, чтобы научить студентов Защите от Тёмных искусств и противостоять Долорес Амбридж.

    Колин имел хорошие отношения с большинством из них, в том числе с Роном, Гермионой и своей однокурсницей Джинни Уизли.

    Другими членами ОД были Фред и Джордж Уизли, Невилл Долгопупс, Ли Джордан, Анджелина Джонсон, Кэти Белл и Алисия Спиннет из Гриффиндора, Эрни Макмиллан, Сьюзен Боунс, Ханна Аббот, Джастин Финч-Флетчли и Захария Смит из факультета Пуффендуй, а также Терри Бут, Энтони Голдстейн, Майкл Корнер, Полумна Лавгуд, Чжоу Чанг и Мариэтта Эджком из Когтеврана. Все они (за исключением Захарии Смита и Мариэтты) участвовали в Битве за Хогвартс.

    Смерть Колина Криви была одной из тех жестоких потерь, которые Гарри Поттер переживал особенно остро.

    Этимология

    • «Colin» — английская форма гальского имени «Cailean» или «Coileain», что означает «Щенок» или «Юный детеныш».[15]
    • «Colin» также может быть получено как производное от имени «Nicholas», означающего «Люди-победители».
    • Creevey — это английская фамилия кельтского происхождения, её сокращение от «MacCreevey», что означает «Son of Reevey» (сын Риви).[16]
    • Creevey может также быть фамилией ирландского происхождения с вариантами написания «Creevy» и «Creavagh», это английская форма от гальского «O'Craoibhe», что означает «Потомок Craobhach», а в имени имеет значения «Кудрявый» или «Плодовитый» (от «Сraobh», который означает «Ветка» или «Сук»).[17]

    За кулисами

    Хью Митчел в образе Колина

    • Из-за неизвестных причин актёр Хью Митчел, сыгравший роль Колина Криви, отказался участвовать в съёмках, и в последующих фильмах появился новый персонаж — Найджел Уолперт.
    • Сам Хью Митчел заявил, что он удовлетворен тем, что Колин погиб, сражаясь за Хогвартс, и что он равнодушен к персонажу Найджела Уолперта[18].
    • В ролике к игре «Гарри Поттер и Тайная комната» в версии PS1, в котором Колин Криви показан окаменевшим после взгляда василиска, он одет почему-то в мантию факультета Когтевран. Это выглядит странным, поскольку в игровом режиме он изображается как гриффиндорец.

    Появления

    Книги:

    Фильмы:

    Игры:

    Официальный сайт

    Примечания

    1. ↑ Колин погиб в 2 мая 1998 года не достигнув 17 лет, но поступил в Хогвартс в 1992 году в полные 11 лет, значит его день рождения приходится на май-август 1981 года
    2. ↑ 2,02,12,22,32,42,5«Гарри Поттер и Тайная комната» — Глава 6. Златопуст Локонс
    3. ↑ 3,03,13,2«Гарри Поттер и Тайная комната» — Глава 7. Грязнокровки и голоса
    4. ↑ 4,04,1«Гарри Поттер и Тайная комната» — Глава 10. Бешеный мяч
    5. ↑ «Гарри Поттер и Тайная комната» — Глава 10. Бешеный мяч
    6. ↑ «Гарри Поттер и узник Азкабана» — Глава 8. Побег полной дамы
    7. ↑ 7,07,1«Гарри Поттер и Кубок Огня» — Глава 12. Турнир трёх волшебников
    8. ↑ «Гарри Поттер и Кубок Огня» — Глава 18. Сколько весят волшебные палочки
    9. ↑ 9,09,19,2«Гарри Поттер и Кубок Огня» — Глава 19. Венгерская хвосторога
    10. ↑ «Гарри Поттер и Орден Феникса» — Глава 16. В «Кабаньей голове»
    11. ↑ «Гарри Поттер и Орден Феникса» — Глава 19. Лев и змея
    12. ↑ «Гарри Поттер и Принц-полукровка» — Глава 14. «Феликс фелицис»
    13. ↑ «Гарри Поттер и Дары Смерти» — Глава 34. Снова в лесу
    14. ↑ «Гарри Поттер и Дары Смерти» — Глава 36. Изъян в плане
    15. ↑ behindthename.com
    16. ↑ searchforancestors.com
    17. ↑ surnamedb.com
    18. ↑ Harry Potter actors in SuperCon panel discussion — snitchseeker.com

    ru.harrypotter.wikia.com

    Фотокамера — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

    «ДОЛОРЕС АМБРИДЖ ЗАЩИТИТ ВОЛШЕБНИКОВ» — кричало заглавие, только что прибывшей газеты. Колин посмотрел на брата, который уплетает за обе щеки яичницу и грустно улыбнулся. Они не поедут в школу. Просто не поедут. Они не смогут учиться в Хогвартсе в этом году. Да, только в этом, ведь Гарри сможет…Гарри справится… Гарри победит… Обязательно. В доме, как всегда, пахло свежим молоком и тёплой выпечкой, которую приносила соседка каждый день. Колин встал и пошёл в свою комнату, в которой тихо и никому не мешает лежит старый фотоаппарат со старой плёнкой. Там осталось только пять снимков. Пять снимков, чтобы заполнить альбом до корки. Папа подарил ему новый, но прямо сейчас хотелось взять именно самый первый, самый старый и много переживший фотоаппарат. Что нового можно заснять в доме? Нет, не так. Заснять самое дорогое, что у него есть. Именно. Криви опять спустился вниз тихими и неслышными шагами, подбираясь к брату. ЩЁЛК! Денис мгновенно повернулся на звук, но уже никого не увидел. А на экране фотоаппарата Колина появилась сгорбленная фигура братишки, который рисует своих друзей и волшебный замок. Не теряя времени, он вышел на улицу и пошёл по дороге. Последнее время Колин начал жить одним днём. Настало трудное и тяжелое время. И в волшебном мире нечего делать маглорождённым. Он это понимал, а его брат не очень. И Колин не хотел, чтобы он понимал. Денис ещё слишком мал для войн. Слишком слаб. Придя к намеченной цели, парень остановился и встал напротив могилы матери. -Здравствуй, мама, — тихо сказал он, - Прости, я сегодня один, без Денни. Я пришёл тебя сфотографировать. Надеюсь, ты не против, — ЩЁЛК! В следующую секунду на экране засветилась могильная плита, украшенная цветами. Колин сел на землю, желая остаться подольше, и поговорить с матерью. Он рассказывал о своих друзьях, что нового случилось в замке, про то, что твориться в волшебном мире, и почему там не место маглорождённым. Просидев там еще некоторое время, Колин пошёл дальше. -Здравствуйте, миссис Треворти, — оптимистично, как всегда, прокричал он глуховатой старушке, которая продаёт одежду. -А? Колин? Привет-привет! — сказала она. -Папа в лавке? -Конечно, где же ему ещё быть? -Спасибо! До встречи! -Иди, милок, иди. Молочная лавка находилась рядом с лавкой часов. Зайдя внутрь, в глаза первым делом попадались все товары, но Колину нужен отец, и парень пошёл дальше: в сарай. Застал он его за работой. Мистер Криви перетаскивал бидоны с молоком и никто на свете не мог ему помешать в этом. ЩЁЛК! Яркая вспышка осветила многолетний сарай и сфотографировала усталого человека за работой.

    ***

    -Ай! — вскрикнул от боли Денис и неожиданно улыбнулся. - Кооолииин!!!-Что? — из-за угла выглянула светлая головушка Колина. Объяснять нечего не пришлось, как только он увидел в руках брата заколдованную монету… -Где?-Выручай комната! — Колин бегом ринулся на второй этаж и нашёл вторую точную копию монеты. Он взял уже давно собранный рюкзак. В течении года, парень выписывал газеты и следил за новостями в волшебном мире. В мире маглов тоже не всё спокойно, даже его отец беспокоился. Рано или поздно Отряд Дамблдора должен был собраться, чтобы защитить свой дом, свою школу.-Я с тобой! — твёрдо сказал Денис, неотрывно смотря на ранец брата.-Денни...,— начал Колин, дабы отговорить брата.-Я с тобой! — повторил он.

    ***

    -Экспелиармус! Остолбеней! — Пожиратели смерти были со всех сторон. Они убивали каждого, кто был против них. Колин отправил брата помогать раненым, а сам сражался вне стен замка: во дворе, около одного из мостов. Он успел сфотографировать Хогвартс, когда замок был не так разрушен. Сейчас Колин чувствовал, что победа близка, но и ..... плохой исход. Для него. Он умрёт этой ночью, может быть даже сейчас, и парень решил, что погибнет только сражаясь за школу, за друзей, за брата, за Гарри…-Инкарцио! Петрификус Тоталус! — он кинул заклинание в приближающегося Пожирателя и отобрал палочку. Не видя никого рядом с собой, Колин настроил камеру и хотел сфотографировать небо, как сзади него послышались голоса. «Прости, папа… Прости, Денис… Удачи, Гарри Поттер». Он с замиранием сердца и с грустной улыбкой смотрел на зелёный луч, летящий в него, чтобы потом, без жизни в глазах, упасть на твёрдую землю, уронив фотоаппарат. ЩЁЛК!

    ***

    -Денис? — спросил отец, увидев младшего сына в дверях дома. - Всё кончилось? Вы победили? — получив утвердительный кивок, мистер Криви недоумённо встал с дивана и подошел к сыну. - Что случилось? — тихо спросил он. - Где Колин? — задал еще один вопрос старик, когда не увидел старшего на улице. После этого он увидел красные глаза сына и убитый взгляд. Паника постепенно начала возрастать в сердце мужчины. Денни протянул ему старый фотоаппарат Колина. Денни, рисующий картинку, могила его жены, он сам, таскающий бидоны, какой-то замок и…и Колин, перепачканный и лежащий на земле. Да только глаза пустые, без жизни, без огонька.-Он умер, папа…Погиб, сражаясь. — прошептал Денис и всхлипнул. Мистер Криви обнял и прижал к себе, уже единственного, сына.-Он с мамой, Денис, с мамой… — также тихо ответил он и поцеловал сына в серую макушку, чувствуя ком в горле. -Мы справимся, Денис.....Справимся… Помести фотографии в его альбом, — сказал отец и отпустил Дениса наверх. - Как знал…-добавил он после.

    ficbook.net

    4 альтернативных способа использования галстука — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

    — Криви, блять, я тебя убью! — кричал Драко, не без труда поднимая голову и выгибая спину.

    — Лежи спокойно, а то так некрасиво.

    Драко прорычал что-то, злобно зыркнув, но голову опустил, — настолько резко, что ударился затылком о парту.

    А начиналось всё так невинно.

    «Драко, ты такой красивый, особенно без одежды… можно я тебя поснимаю? Будет моё портфолио. Хочу на удалённую работу в один маггловский журнал устроиться».

    Кто же, блять, знал, что журнал у Колина Криви специализированный, для сраных садомазохистов и фетишистов.

    Раньше Драко относился к ним спокойно и даже с долей любопытства, но последние 10 минут заставили его поменять своё мнение.

    Он, полностью обнажённый, лежал на спине на одной из парт в классе трансфигурации. Ноги были разведены и до упора согнуты в коленях, подогнутые под спину Драко. Тонкие щиколотки и запястья были связаны друг с другом: правая щиколотка — с правым запястьем, левая — с левым запястьем. Крепко, не выскользнет.

    В качестве верёвок Криви использовал их галстуки, — красно-желтый и зелёно-белый, — промямлив что-то про фетиш.

    И вроде нехитрое связывание, простое, но даже шевельнуться трудно. Ломит коленные и бедренные суставы, тянет мышцы. Руки сильно вытянуты, спина выгнута колесом, и Драко даже казалось, что его лопатки трутся друг о друга.

    Сначала это было даже интересно, но поза неестественная и тяжёлая. С каждой секудной напряжение словно возрастало, и сил терпеть оставалось всё меньше и меньше.

    А Криви всё ходил вокруг и щёлкал затвором.

    — Драко, ты чудо!

    — Конечно чудо, пока не могу взять палочку и наложить на тебя какое-нибудь страшное заклятие. А я так и сделаю! — Драко дёргался в надежде порвать эти чёртовы галстуки, но плотная ткань не поддавалась.

    — Мажешь же фотку, полежи ещё чуть-чуть. Это же легко.

    — Ну да, ну да. Я в следующий раз тебя так свяжу и оставлю, — пообещал Драко. — Посмотришь, как оно «легко».

    Колин отошёл чуть назад, чтобы захватить остальные парты. Картина: сексуальный ученик, один в пустом классе, нагой и беспомощный — что может быть прекраснее?

    — Драко, поверни голову чуть в мою сторону.

    На лице Малфоя застыла гримаса страдания. Самое то для журнала.

    — Криви, бля, давай быстрее… — протянул он.

    Модель явно нервничала. Но у каждого человека искусства, даже у гриффиндорца, есть в рукаве секретное оружие, способное заставить людей сделать то, что нужно.

    — Ты такой красивый, тебя бы снимать и снимать. — Колин подошёл чуть ближе. — Какой торс, а! — Он погладил его. Драко тут же прикрыл глаза и выгнул спину сильнее, прося ещё прикосновений. Колин не упустил момент и нажал кнопку на фотоаппарате.

    — А грудь… — он повёл руку выше, обхватил двумя пальцами уже твердый сосок, чуть приласкал.

    Драко дёрнулся, и в коленях начало ломить ещё сильнее. Всё затекло, руки и ноги так и тянуло развести в разные стороны, размять и подвигаться. Но всё тело как замуровали в бетон. Двигались только плечи — совсем чуть-чуть, — и шея. А остальные мышцы, сколько не напрягай — не высвободишься.

    Грудь была насильно выпячена, выставлена напоказ. И из-за этого спина болела так, словно вскрыли грудную клетку, разведя рёбра в стороны спереди, и сзади они давили друг на друга и на позвоночник.

    А тут ещё Криви, щелкая фотоаппаратом, теребил соски. Он делал это намеренно сильно и больно, но Драко ничего не мог ничего ему возразить, понимая, что Колин «ловит» фотоаппаратом выражение его лица.

    — Такой обалденный цвет соска, — продолжал Колин.

    Драко фыркнул.

    — Не, я серьёзно. Что-то близкое к коралловому, но одновременно и к тёмно-вишнёвому. Карминовый это называется, что ли…

    В последнее время стало модно снимать не человека целиком, а какие-то части его тела, делая акцент на незаметных ранее деталях. Колин присел справа от Драко и сфотографировал «кусочек» его тела, захватив только торс, грудь и привязанные к кистям рук щиколотки.

    Галстук с этой стороны был малфоевский, тёмно-зелёный. Ткань натянулась, и на первый взгляд удивительно было то, как она ещё не трещала, грозя порваться. Колин решил, что фото будет черно-белым, и только галстуку он оставит свой первоначальный цвет. Ведь заарканить и связать слизеринца — это слаще любого запретного плода. Магглы, конечно, не поймут, что галстук именно слизеринский, но и выпускники Хогвартса почитывают эротические журналы.

    — А ещё ты такой… светлый.

    — «Бледный» лучше скажи.

    — Ну да. Но это какая-то аристократическая бледность, — Колин тянул слова и медленно вёл рукой по точёному телу, второй удерживая гаджет.

    — Это всё равно бледность, болезненная и всё такое… Ах, давай чуть ниже… — Драко закрыл глаза.

    Колин переместил руку ниже, к паху, и начал водить указательным пальцем по линии роста волос. В классе было холодно, и прикосновения ощущались как обжигающе-жаркие. Драко напрягал мышцы ягодиц и бёдер, пытаясь вздёрнуть бёдра вверх, но у него ничего не получалось.

    — Нет, аристократично-бледный, — стоял на своём Криви, обхватывая, наконец, его член рукой. — Знаешь, какой классный контраст с тёмной партой? Тебя в полумраке будет интересно снимать, но с естественным освещением. В этом журнале, в который я твои фото хочу отправить, я встречал слово «алебастровая». Мне так нравится словосочетание «алебастрово-белая кожа». И сразу ты как изваяние, скульптура, произведение искусства.

    Драко, похоже, понравилась эта ода. А может, ему понравились движения ладони на члене, надавливание пальцами там, где он любил, и сильные движения большим пальцем по кругу головки. Криви, засранец, всего его изучил.

    — Ну вот, я теперь не смогу снять тебя издалека, полностью.

    Драко ответил не сразу. Взгляд его был расфокусирован, пуст, и только где-то в расширенном зрачке, в том месте, где на влажной поверхности бликует свет, теплились боль и возбуждение.

    — Почему?

    — Ну я же эротику снимаю, а не порнографию. А теперь эту порнографию, — он провёл по стволу сильнее, сжимая почти на грани жестокости, — бедро не прикрывает.

    Согревшийся и порозовевший Драко вряд ли его слушал. Колин сделал ещё пару фотографий.

    — Хватит, а! Развяжи меня и давай уже!

    Колин действительно отложил фотоаппарат на соседнюю парту, но развязывать Драко не торопился. Редко когда удаётся насладиться полной беспомощностью Малфоя, настолько редко, что это был первый раз.

    Криви проверил «верёвки» — всё ещё хорошо держат; Драко сжал руки в кулаки и что-то простонал. Колин ещё немного поласкал его член и начал расстёгивать свои форменные брюки.

    Малфой поднял голову.

    — Я не могу быть снизу, я не готов…

    Фотограф хитро улыбнулся, прищурив один глаз.

    — Нет, готов.

    Драко так и удерживал голову, не желая отрывать взгляд от лица Колина. Ну, если только для того, чтобы посмотреть, как он удерживает подушечками пальцев «собачку» на молнии брюк и тянет её вниз, издевательски-медленно.

    Нет-нет-нет, он не позволит этой гриффиндорской мелочи быть сверху. Ну, можно, в принципе, но…

    Но вырваться всё равно не получится.

    Мало того, что всё тело болит, так ещё и это… и ноги раздвинуты, широко, пошло… гостеприимно, блять.

    Колин разделся догола, ещё раз выдал ту самую ухмылку, залез на Драко верхом и поцеловал. Вернее, прильнул своими пухлыми вишнёвыми губами к тонким губам Драко. А уж слизеринец его целовал, — мышцы языка были теми немногими мышцами, которыми он ещё мог нормально пользоваться, и он стремился доказать это себе и Колину, проникая в рот глубоко, щекоча нёбо и неистово сражаясь с его языком. Колин уступал, позволяя хозяйничать у себя во рту, зная, как Драко любит такие захватнические поцелуи.

    Вдруг Малфой с сожалением почувствовал, что Криви отстраняется. Он лёг на него всем телом, сгрёб в горсть яички, спустился пальцами ниже, надавил в промежности, и ещё ниже…

    И вдруг всё исчезло — и проворные пальцы, и горячее дыхание, и тяжесть, и тепло тела. Драко даже боялся поднимать голову, но усилием воли заставил себя это сделать.

    Уж чего-чего, а этого он не ожидал. Колин стоял у парты на соседнем ряду, поставив одну ногу на столешницу, и, прогнувшись в спине, он растягивал себя пальцами, будто специально повершнувшись спиной так, чтобы Малфою было хорошо видно. Драко смотрел на всё это безобразие, на пальцы, раз за разом проникающие всё глубже в задний проход, на узкую спину, всю покрытую тонкими, заметными только на ощупь белыми волосками, слушал тихие вздохи и одновременно пытался представить ещё и себя со стороны. Неужели он и правда смотрится сексуально в такой позе? Неужели кожа у него ещё светлее, чем у Колина? Неужели его страдания стоят таких фотографий?

    Поток мыслей был непрочный и мелкий, как реки южных регионов в особо жаркие года. Он окончательно пересох, когда Криви, с блестящими от смазки пальцами, встал на обе ноги и нетвердой походкой двинулся в сторону Драко, глядя на него невидяще и сумасшедше.

    И снова — поцелуи, поцелуи; весь секс наполнен ими. Всякие: захватнические и жестокие, такие, что у обоих перехватывало дыхание; неторопливые и водопадно-бесконечные, полуинстинктивные, просто потому, что хочется касаться чего-нибудь губами; поцелуи Колина в процессе, в движении — глупые и без определённой цели, и абсолютно без разницы, лицо это, щека, нос или губы.

    Колин помог руками, насаживаясь на член, дал себе немного времени, чтобы привыкнуть, и начал плавно двигаться. Он специально смотрел в глаза, поднимаясь и опускаясь, и выгибался, словно танцуя. Драко никак не мог сконцентрироваться на чём-то одном: ощупывать ли ещё не до конца сформировавшееся, но уже такое изящное тело мальчика, или ловить его похотливый взгляд. Малфой так и метался: вот горящие глаза, вот смешной маленький веснушчатый нос, вот приоткрытый рот, вот ключицы, вот длинные руки, вот высокие крепкие плечи, вот недвусмысленный намёк на талию, вот косточки бёдер…

    И ещё, конечно, ощущения. Драко очень хотелось высвободить руки, обнять Колина, прижать вспотевшее тело к себе, перевернуть и втрахать в парту, доказать своё превосходство. Но всё, что выходило — слабые трепыхания. И хоть член обволакивает узкая бархатистая задница, трахают здесь именно его. Сегодня он в подчинённом положении, беззащитный, беспомощный — тот, кого ебут. А сверху — Колин, нагло улыбающийся и снова щёлкающий фотоаппаратом. И когда он успел его достать?

    — Драко, ты такой красивый... — прошептал Криви, приподнимаясь на члене и нажимая на кнопку.

    — И ты... — только и успел сказать Драко перед тем, как оргазм вышиб воздух из лёгких. Он пытался вдохнуть, но скорее инстинктивно — сейчас он дышал наслаждением, удовольствием. Колин прильнул очередным поцелуем к его губам, искривлённым и приоткрытым в момент оргазма, и поднёс к лицам фотоаппарат. Сквозь шум бури эмоций Драко не услышал щелчок затвора.

    А потом накрыло и Колина.

    ***

    Драко разминал суставы и затёкшие мышцы, прогуливаясь по классу, и смотрел фотографии.

    Колин, обессиленный, выжатый, лежал на пресловутой парте.

    Вот эту я удалю, смазана, — комментировал Малфой. — Эта тоже. О, вот эта здоровская, и эта ещё… слушай, двадцать минут в таком положении стоили этих фоток! А это когда? Красиво...

    — Какая? — спросил Колин, с трудом открывая глаза. После секса его всегда клонило в сон. Разлепив веки, он увидел ту самую фотографию, где они целуются. — А, эта… в момент твоего оргазма.

    Драко странно на него посмотрел, помолчал, перевёл взгляд на экран с фотографией и, казалось, о чём-то задумался. А потом улыбнулся и спросил:

    — Распечатаешь её мне?

    ficbook.net

    Перерождение. Снова Англичанин. (Серия Перерождение. Книга 1) — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

                 Двадцать восьмого декабря 1992 года проснулся ближе к полудню. Сириус спал у себя в комнате, должно быть, недавно лёг, не буду будить человека.

          После завтрака (когда проснулся, тогда и завтрак) достал из хранилища крестражи Дамблдора и полил ядом василиска. С задорным шипением были уничтожены все крестражи, только запасы яда почти все израсходовал. Затем взял свой крестраж и телепортировался в Хогвартс к выручай-комнате, где провёл ритуал слияния.

          После ритуала отправился домой. Первым делом отправился на кухню, где встретил Сириуса.

          — Привет, Сохатик. Ты куда-то пропал. Управляющая говорит, что в обед ты был дома, потом пропал, я волновался. Куда ходил?      — Салют, Сириус. Дела. — достаю чашу Пуффендуй. — Видишь, какую игрушку раздобыл? Работа Пенелопы Пуффендуй.      — Ты всё со своей коллекцией возишься? Кстати, что у тебя уже имеется?

          Достаю шкатулку и призываю артефакты.

          — Вот, смотри. Диадема Ровены Райвенкло, медальон Салазара Слизерина, чаша Пенелопы Пуффендуй.      — Тебе осталось что-нибудь из вещей Гриффиндора, и будет полный комплект.      — Это не так уж и просто. Меч Годрика хранится в кабинете директора Хогвартса, не воровать же такую ценность.      — Да. Это было бы не очень хорошо. Кстати, Сохатик, какие планы на остатки каникул?      — Кутить. Закажем пару чаровниц и зажжём по полной программе.      — Сохатик, ты же маленький, какие могут быть девушки?!      — Бродяга, ты головой случаем не стукался? Забыл, о чём недавно говорили? Я тебя раз в пять старше!      — Извини, Гарри. Всё время забываю.      — Ну, это всё на завтра оставим, сегодня вымотался с чашей. Слушай, у меня для тебя есть «партзадание» чрезвычайной важности!      — Что надо сделать, Сохатик?      — Сириус, ты в магловском мире ориентируешься?      — Немного.      — Понятно. Значит, не ориентируешься. В таком случае, твоя задача найти человека, хорошо знающего мир обычных людей и вхожего в магическое общество. Даже лучше, если это будет сквиб, но и маглорожденый маг подойдёт.      — И что надо будет делать?      — Мы займёмся бизнесом в мире обычных людей. Необходимо будет зарегистрировать торговую фирму, ориентированную на торговые аппараты. Задача такая — найти производителей торговых аппаратов или же самостоятельно организовать их производство, договориться с магловскими властями на установку их в общественных местах — станции метро, большие магазины, вокзалы и так далее. Ориентироваться можно на торговлю сигаретами и напитками: соки, газировки, минералка. Но с табачной продукцией сложнее — больше лицензий и откатов. Человек нам нужен на должность руководителя фирмы, именно поэтому стоит искать не магически одаренного, а умного с деловой хваткой. Срок до лета.      — Понятно. Сохатик, а зачем тебе фирма? У меня много денег в родовом сейфе, на всю жизнь хватит и внукам останется.      — Сириус, с деньгами проблем нет. Мне вся эта структура необходима для другой задачи — для подзарядки философского камня. В аппараты будем встраивать миниатюрный алтарь, который будет собирать из окружающего пространства энергию и направлять её в философский камень. Поскольку из пространства собирается немного энергии, необходимо очень много алтарей и времени на подзарядку. Мы же не можем просто так раскидать по городу алтари. Обязательным условием считается большое скопление людей.      — Сохатик, ты умеешь делать философский камень?      — Ага. В прошлой жизни тридцать лет потратил на эксперименты в алхимии для его получения. Так что будет у нас через пару лет маленький философский камушек, подлечимся, себе зрение восстановлю, тебе здоровье, потерянное на «курорте», вернём, и сбросим десяток лет.      — Удивительно! Какие ещё секреты скрываются в твоей голове?! — усмехаясь, поинтересовался Блэк.      — Многие. Люди вообще скрытные существа. Говорят всё что думают и открывают все тайны либо маленькие дети, либо больные люди, интеллектом недалеко ушедшие от детей.      — Пожалуй, соглашусь с тобой, — печально вздохнув, ответил Сириус.      — Ну так что, потянешь организацию фирмы?      — Конечно, Сохатик. Сделаю всё в лучшем виде. И ещё. Расскажешь, как нашёл крысу?      — Нашёл просто. Навестил семейство Уизли, эмигрировавшее во Францию. Крыс жил у них. На всякий случай легилименцией прошелся по всем, старшие Уизли знали, кого укрывают, и делали они это по приказу Дамблдора.      — Что с Уизли?      — Живы, здоровы. Я же не серийный маньяк, сеять месть всем подряд, как в плохом кино.      — Может, ты ещё знаешь, где Дамблдор? — прищурившись, поинтересовался Блэк.      — В живых его нет, если ты это имеешь в виду.      — Жаль. Я бы с удовольствием…      — А сил хватило бы? — усмехаюсь. — Ладно, ты как хочешь, а меня до утра не кантовать.

          С утра двадцать девятого декабря 1992 года мы с Блэком телепортировались на Майорку, где три дня оттягивались по полной программе. Помня, как бывает плохо на утро после выпивки, решил воздержаться от горячительных напитков, хотя бы до шестнадцати лет. В то время, как Блэк наслаждался виски, потягивал свежевыжатые соки.

          После нового года вернулся в Хогвартс, продолжил учёбу и тренировки в прежнем ритме. После обеда первого января 1993 года, идя по коридору в сторону больничного крыла, был ослеплён вспышкой фотоаппарата. Проморгавшись, заметил светловолосого парня с фотоаппаратом в руках, который нерешительно двинулся в мою сторону.

          — Не сердись, Гарри. Я Колин Криви, — произнёс он на одном дыхании. — Я учусь на первом курсе Гриффиндора. Извини, что сфотографировал тебя без разрешения. Как ты смотришь на то, если я сделаю ещё несколько снимков? Раньше я стеснялся подойти к самому Гарри Поттеру, но вот набрался храбрости. Я вырос в семье простого молочника, никто не мог объяснить странные происшествия, случавшиеся в детстве. А летом пришла профессор Макгонагалл и сказала, что я настоящий волшебник. Я хочу послать отцу очень много разных фотографий. Будет здорово, если он получит твою, — парень умоляюще взглянул на меня. — Можно попросить кого-то сфотографировать нас вместе! А ты смог бы подписать фото?      — Колин, да?      — Да, да. Колин Криви!      — Слушай Колин, я вовсе не против поклонников и раздачи автографов, но вот так неожиданно лучше не стоит пугать людей. Хорошо?      — Хорошо, Гарри. Больше так не буду делать.      — Никого просить не надо, мы же волшебники. Давай сюда фотоаппарат.

          Колин передал мне фотоаппарат.

          — Хороший любительский кэнон. Неплохо. А почему вспышка такая древняя?      — Фотоаппарат — подарок отца на день рождения. А вспышка от дедушкиного фотоаппарата, — отвечает Криви.      Проверяю выдержку, выставляю фокусное расстояние, накладываю чары, передающие изображение с видоискателя на правую линзу очков, поднимаю телекинезом фотоаппарат.      — Колин, ты долго ещё будешь там стоять? Иди, становись рядом.

          Колин становится по правую руку. Делаю несколько снимков — один нормальный, на втором ставлю рожки Колину, на третьем переворачиваюсь и стою на руках.

          — У тебя проявители и фотоувеличитель с собою? — обращаюсь к Криви.      — Да, Гарри. Я всё привёз с собой. Ты разбираешься в фотографировании?      — Немного. Но сам не люблю проявлять плёнку и возиться с печатью, обычно отдаю в фотосалон. В общем, когда фото будут готовы, приноси, подпишу. Если не жалко, мне сделай по экземпляру фотокарточки.      — Спасибо, Гарри, — сказал радостный Криви, забрал свой фотоаппарат, прижал к груди. — Скажи, а что за заклинания применил на камере? Научишь?      — Колин, это сложные чары, ты пока не осилишь их. Проще завести сумку с расширенным пространством, в которой носить с собой штатив и дистанционный пульт — тросик, для удалённой активации затвора.      — Понятно, — произнёс с грустным видом Колин и ушёл в сторону общежития Гриффиндора.

          На следующий день в обед заметил Колина Криви, двигающегося в сторону стола Райвенкло.

          — Гарри, привет. Я принёс фотографии. Поставишь свой автограф? А вот это тебе, — вручает мне две небольших стопки фотографий.      — Конечно, Колин.

          Расписываюсь на его экземплярах фотокарточек.

          — Спасибо, Гарри! — Криви берет фотографии и собирается уходить.

          Как раз к этому моменту я доел и собирался покинуть большой зал. Появилась мысль сделать парню подарок.

          — Колин, погоди. Пойдём со мной, — встаю из-за стола и направляюсь к лестницам. Парень идёт за мной. На лестничном проеме достаю шкатулку и извлекаю из неё один из фотоаппаратов, с которыми путешествовал летом. В отличие от техники парня, это профессиональная камера с хорошей вспышкой и стомиллиметровой оптикой, цена такой игрушки в районе трёх тысяч фунтов. Достаю палочку, наношу на дно камеры гравировку: «От Гарри Поттера» и накладываю укрепляющие чары. Вручаю камеру ребенку.      — Держи, Колин. Подарок от меня.      — Спасибо, Гарри! Но наверное это дорогой фотоаппарат. Я не могу принять такой дорогой подарок.      — Не беспокойся. Если не хочешь обидеть меня, бери. В качестве благодарности будешь фотографировать меня, когда попрошу, и печатать снимки. Договорились?      — Хорошо. Но я бы и так тебя фотографировал.

          Как же утомляет общение с фанатами, интересно, каково приходится звёздам?

          Чуть больше года прошло, вот, наконец, заметил, что Гермиона избегает моего общества. Должно быть, её напугала та выходка с василиском. Конечно, это было первостатейной глупостью, но иногда так хочется сделать что-либо из ряда вон. Тем более, для змееуста общение со змеями любых размеров безопасно. Быть всё время серьёзным надоедает после первых ста лет, затем или деградируешь и начинаешь бурчать на всех подряд, или впадаешь в детство. Должно быть это защитный механизм человеческой психики, точнее сказать затрудняюсь, ибо психологии учился, откровенно говоря, плохо, лишь бы зачет сдать, и было это очень давно.

          Следующие пару месяцев жизнь шла размерено. Двадцать первого февраля 1993 года в голову пришла идея, как уменьшить объём схемы копирования чар. Достаточно лишь перевести чертёж из двухмерной плоскости в трёхмерную, с привязкой к физическому объекту, то есть сделать артефакт. Вначале подумывал сделать шар, но потом решил рассчитывать схему на куб с гранями три метра и полостью в центре. В такие моменты начинаю сожалеть об отсутствии хотя бы древнего компьютера, хотя бы пентиум четыре. С ним расчёты заняли бы несколько недель. На современных компьютерах не умею работать, в первой жизни учился работать на компьютерах уже с операционными системами с графической оболочкой работающих по принципу «включил и работай», а во второй жизни пользовался техно-магическими планшетами, разработками студентов своей академии.

          Прежде чем приняться за расчёты, решил собрать в коллекцию очередной крестраж. На этот раз выбор пал на змею. Поиск змеи осуществил по отработанной на Петтигрю схеме — по связи нащупал примерное местонахождение змеи, затем отправил множество сканирующих чар через пространственный сервер и обнаружил рептилию в районе Албании.

          Телепортируюсь на расстояние пяти метров от змеи, прижимаю её к земле телекинезом, следом кидаю связку из оглушающего, парализующего и связывающего заклинаний. Да, последнее было излишне. Связывать змею — довольно оригинально. Беру змею и телепортируюсь к выручай комнате. Прижимаю и фиксирую рептилию трансфигурированными каменными дугами в центре ритуального рисунка. Поскольку не стоит цель сохранить жизнь животного, то не стал возиться с отделением кусочка души, как с Квирелом. Ножом нанёс удар в район крестража и стал быстро его поглощать. Поскольку пришлось проводить ритуал в ускоренном варианте, сильно устал и заработал лёгкую форму магического истощения. На такой случай имею запас зелий, которыми с удовольствием воспользовался. Остался крайний крестраж, самый защищённый. Местный Том Редл в поместье предков такого накрутил, что сам с трудом распутываю, именно поэтому оставил этот крестраж напоследок. Все ловушки на пути отключить не проблема, а вот последнее проклятие сработает на любого живого, первым прикоснувшимся к кольцу. Вижу лишь один вариант решения проблемы — взять под контроль заклятием подвластия зверушку и ценой её жизни разрядить ловушку. Теоретически обычной лабораторной крысы для такой задачи будет достаточно. Приняв решение наведаться за крайним крестражем летом, телепортируюсь к себе в спальню в общежитие и ложусь спать.      

    ficbook.net

    Колин Криви - это... Что такое Колин Криви?

    Эта статья посвящена персонажам серии книг о Гарри Поттере — учащимся факультета Гриффиндор.

    О некоторых персонажах, связанных с этим факультетом, смотрите отдельные статьи: Минерва Макгонагалл, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Невилл Долгопупс, Перси Уизли, Фред и Джордж Уизли, Джинни Уизли. Информация о Почти Безголовом Нике находится в Списке привидений.

    Кэти Белл

    Кэти Белл (Katie Bell) — студентка на курс старше Гарри Поттера, охотник гриффиндорской команды по квиддичу. Впервые упоминается в книге «Гарри Поттер и философский камень» и в последующих романах остаётся постоянным участником факультетской сборной. В шестой книге, когда состав команды полностью меняется, убеждает Гарри разрешить ей участвовать в отборочных состязаниях без каких-либо привилегий и с успехом проходит эти испытания.

    В тот же год Драко Малфой пытается использовать Кэти Белл как человека, который должен передать Дамблдору заколдованное ожерелье и, таким образом, убить директора. Мадам Розмерта, которую Малфой держал под заклятием Империус, передала Кэти ожерелье в Хогсмиде, но девушка случайно, через маленькое отвертие в перчатке,когда поссорилась изза него с подругой, дотронулась до него и подпала под действие проклятия. К счастью, увечье оказалось незначительным. Некоторое время Белл провела в Больнице святого Мунго и вернулась в Хогвартс перед финальным матчем по квиддичу против Когтеврана, в котором Гриффиндор третий раз подряд завоевал кубок. Участвовала в битве за Хогвартс.

    Лаванда Браун

    Лаванда Браун (Lavender Brown) — однокурсница Гарри. Лучшая подруга Парвати Патил, разделяющая большинство её интересов (например, любовь к урокам Сивиллы Трелони и Вильгельмины Граббли-Дёрг, которые считают их своими лучшими ученицами).

    Впервые упомянута в сцене распределения однокурсников Гарри по факультетам Хогвартса. В первых трёх романах появляется эпизодически. В четвёртой книге идёт на Святочный бал вместе с Симусом Финниганом.

    Во время пятого года обучения Лаванда вначале верит статьям против Гарри Поттера, которые появляются по заказу Министерства магии, но после выхода его интервью в «Придире» присоединяется к Отряду Дамблдора.

    Наибольшее участие принимает в романе «Гарри Поттер и Принц-полукровка», когда после распространившихся слухов о сражении в Министерстве начинает кокетничать с Роном Уизли. Вначале он никак не реагирует на неё, но однажды видит, как его сестра Джинни целуется с Дином Томасом, раздражается и начинает кричать. В ответ Джинни напоминает, что Гарри целовался с Чжоу Чанг, Гермиона — с Виктором Крамом, и лишь он один считает это чем-то ужасным. После этого Рон в гриффиндорской гостиной на глазах у всех обнимается и целуется с Лавандой. Они начинают встречаться, причём Лаванда называет Рона «Бон-Бон» (англ. «Won-Won») (как замечает Гарри, Рон никогда в ответ не называет её «Лав-Лав»). На самом деле Рон не столько увлечён Лавандой, сколько пытается утвердиться в глазах своих товарищей (а прежде всего — в своих собственных). Этим он сильно задевает Гермиону, которой давно нравится, хотя сам Рон не равнодушен к Грейнджер; в свою очередь, Лаванда постоянно ревнует Рона к ней. В конце концов, Рону надоедает однообразное поведение его девушки, и он начинает избегать встреч с ней. Окончательно они расстаются лишь тогда, когда Лаванда видит Рона и Гермиону вместе выходящими из спальни мальчиков (их сопровождал и Гарри, но на нём была мантия-невидимка). Но Лаванда Гарри видеть не могла, и мигом начала обвинять Рона во всех грехах смертных: «Чем это ты там с ней занимался?!» — кричит Лаванда.

    В последней книге Лаванда среди других членов ОД участвует в битве за Хогвартс, падает с перил и теряет сознание. На неё пытается напасть оборотень Фенрир Сивый, но благодаря Гермионе и профессору Трелони Лаванду удаётся спасти от него. Выживает ли она в битве, неясно. Лаванда упомянута как чистокровная волшебница в интервью Джоан Роулинг «Гарри Поттер и я», однако этот материал, как известно, содержит ряд противоречий с текстом романов[уточнить], поэтому не может считаться полностью достоверным.

    Ромильда Вейн

    Ромильда Вейн (англ. Romilda Vane) — студентка на два курса младше Гарри Поттера. Известна как девушка, влюбившаяся в Гарри и безуспешно пытавшаяся обратить на себя его внимание.

    Впервые описывается в поезде «Хогвартс-Экспресс» по дороге в школу. Ромильда предлагает Гарри оставить едущих вместе с ним Невилла и Полумну и сесть в другое купе, но он отказывается, сказав, к немалому удивлению девушки, что это — его друзья. Когда Гарри набирает факультетскую сборную по квиддичу, пробуется в охотники, но на испытаниях даже не пытается взлететь. Затем, во время учёбного года, пытается обмануть Гарри, дав ему коробку шоколадных конфет с подмешанным в них приворотным зельем. Гарри взял конфеты, но есть их не стал, так как был предупреждён Гермионой о планах Ромильды. Несколькими месяцами спустя этот шоколад во время своего дня рождения случайно съел Рон Уизли и буквально сошёл с ума, начав ни с того ни с сего говорить о своей любви к Ромильде. Сообразив, что произошло, Гарри отвёл Рона к профессору зельеварения Горацию Слизнорту, и тот дал им противоядие.

    После победного для Гриффиндора матча по квиддичу Ромильда была возмущена, увидев Гарри целующим Джинни Уизли. Позже Джинни говорила, что Ромильда спросила у неё, действительно ли на груди Гарри наколото изображение гиппогрифа. На это Джинни в шутку ответила, что там нарисована венгерская хвосторога, так как подобная легенда делала Гарри «настоящим мачо» в глазах Ромильды.

    Оливер Вуд

    Оливер Вуд (англ. Oliver Wood) — студент на три курса старше Гарри, капитан и вратарь команды Гриффиндора по квиддичу в 1991—1994 годах, превосходный стратег. Всем известны его длинные и пространные объяснения квиддичных тактик. Страстно увлекается этим видом спорта. Мечтал выиграть Кубок Хогвартса по квиддичу. После матча, проигранного факультету Пуффендуй из-за того, что Гарри упал с метлы, увидев дементоров, Оливер был очень подавлен, однако не стал настаивать на переигровке. Был безумно счастлив, когда Гриффиндор взял кубок школы. После окончания школы подписал контракт со вторым составом Пэддлмор Юнайтед. Об этом Оливер рассказал Гарри во время их встречи на Чемпионате мира по квиддичу. В книге Гарри Поттер и Дары Смерти появляется к финальной битве, чтобы присоединиться к борьбе против Волан-де-Морта. Какое-то время сражается бок о бок с Невиллом Долгопупсом, помогает ему отнести тело убитого Колина Криви с поля боя.

    Анджелина Джонсон

    Анджелина Джонсон (Angelina Johnson) — охотник команды по квиддичу факультета Гриффиндор, также ее капитан 1995—1996 году. Ровесница Фреда и Джоржа. Ходила на Святочный Бал на 5 курсе в сопровождение Фреда Уизли, затем вышла замуж за его брата-близнеца, Джорджа Уизли. В одном из своих интервью, Дж. Роулиг говорила, что это был не очень счастливый брак. Боец отряда Дамблдора, участвовала в битве за Хогвартс вместе с Алисией Спиннет и Кэти Белл.

    Ли Джордан

    Ли Джордан (англ. Lee Jordan) (от англ. river, Джордан — Иордан) — спортивный комментатор матчей по квиддичу в Хогвартсе. Родился в 1978 году, поступил в школу в 1989 году, закончил в 1996 году. Во время матчей часто шутил, оживляя комментарий, поэтому вместе с ним на матчах всегда сидела профессор Макгонагалл. Лучшие друзья — близнецы Уизли, вместе с ними хотел пробраться на Турнир Трех Волшебников. Вступил в Отряд Дамблдора. Когда в школе правила Амбридж, запускал нюхлеров к ней в кабинет. Во время террора Тёмного лорда вел на радио передачу «Поттеровский Дозор» под кличкой «Бруно». Эта передача говорила правду о происходящем в стране. Участвовал в битве за Хогвартс. Вместе с Джорджем победил Пожирателя смерти — Яксли.

    Колин Криви

    Колин Криви (англ. Colin Creevey) — студент факультета Гриффиндор, ровесник Джинни Уизли. Колин — старший брат Денниса Криви. Отец мальчиков — магл-фермер. Он не верил в то, что его сын оказался волшебником, даже тогда, когда тот отправился в Хогвартс. Для подтверждения существования магии Колин отсылает отцу движущиеся снимки (колдографии). Колин повсюду ходит со своей фотокамерой. Благодаря ей, он сумел избежать смерти от взгляда василиска в книге Гарри Поттер и Тайная Комната — мальчик посмотрел в глаза существа через линзу фотоаппарата. Оба брата боготворят Гарри Поттера и поддерживают во всем. В книге Гарри Поттер и Кубок Огня пытаются переделать значки «Поттер — смердяк» на «Гарри Поттер — настоящий чемпион», но у них получается только «Гарри Поттер — настоящий смердяк».

    Колин Криви погибает в финальной битве. Он являлся маглорождённым, поэтому без подтверждённого статуса крови не учился на шестом курсе в Хогвартсе. Узнал о начале битвы благодаря монетам, которые использовал в своё время Отряд Дамблдора, но прибыл к началу боя за Хогвартс. Кем убит — неизвестно.

    Деннис Криви

    Деннис Криви — студент Гриффиндора, младший брат Колина Криви.

    Во всём подражает старшему брату, также боготворит Гарри Поттера. Когда Хагрид перевозил его через озеро вместе с остальными первокурсниками, Деннис умудрился упасть в воду, а лесничий отдал ему свою шубу. Вместе со своим братом Колином пытался свести надпись «Поттер — смердяк» с заколдованных значков в книге «Гарри Поттер и Кубок Огня»

    Судьба Денниса во время финальной битвы неизвестна.

    Ричи Кут

    Ричи Кут (Ritchie Coote) — загонщик Гриффиндорской команды по квиддичу, отобранный Гарри в команду в шестой книге. Описывается как «довольно хлипкий на вид», но очень меткий игрок.

    Кормак Маклагген

    Кормак Маклагген — студент Хогвартса, учится на факультете Гриффиндор. На год старше Гарри Поттера. В книге «Гарри Поттер и Принц-полукровка» принимал участие в отборе команды Гриффиндора по Квиддичу на роль вратаря. Однако, благодаря Гермионе Грейнджер, оглушившей его заклинанием Конфундус, Маклаггена обошёл Рон Уизли, его и взяли в команду. Ходил на «вечеринку клуба Слизней» вместе с Гермионой Грейнджер. Гермиона весь вечер пыталась от него отделаться и позже сказала Гарри, что он не задал ей ни одного вопроса о ней самой, зато все время говорил о пойманных им мячах. Перед второй игрой Гриффиндора, когда отравленный Рон вышел из строя, Гарри Поттеру пришлось взять в команду Кормака. Маклагген оказался заносчивым и считал себя умнее всех, вместо того, чтобы защищать кольца, он возомнил себя капитаном и стал раздавать советы направо и налево. А когда Гарри сделал ему замечание, Кормак умудрился сбить Гарри с метлы Бладжером. После этой игры Кормак с треском вылетел из команды.

    Парвати Патил

    Парвати Патил (Parvati Patil) — гриффиндорка, однокурсница Гарри. У неё есть сестра Падма, учащаяся в Когтевране. Лучшей подругой Парвати является Лаванда Браун. Член Отряда Дамблдора. В четвёртой книге ходила вместе с Гарри Поттером на Святочный бал. С её помощью Рон Уизли пошёл на Святочный бал вместе с её сестрой. Участвовала в битве за Хогвартс, сражалась вместе с Дином Томасом против Долохова и Трэверса.

    Происхождение имени

    Парвати — индуистская богиня, жена Шивы, мать Ганеши.

    Джимми Пикс

    Джимми Пикс (Jimmy Peakes) — студент на три курса младше Гарри, в шестой книге — загонщик команды Гриффиндора по квиддичу. Невысокий, коренастый, сильный и довольно агрессивный игрок. Во время отборочных испытаний ударил по бладжеру с такой силой, что тот оставил внушительную шишку на затылке Гарри; после этого впечатлённый капитан немедленно взял его в команду.

    Перед Битвой за Хогвартс пытался остаться в замке и присоединиться к сражавшимся, но был остановлен профессором Макгонагалл.

    Демельза Робинс

    Демельза Робинс (Demelza Robins) — в шестой книге охотник сборной Гриффиндора по квиддичу. Прекрасный игрок, необыкновенно ловко уворачивалась от бладжеров.

    Имя «Демельза» Роулинг дала этой героине в честь детского хосписа «Демельза Хаус» в Южном Лондоне, благотворителем которого является исполнитель роли Гарри Поттера Дэниел Редклифф.

    Джек Слоупер

    Джек Слоупер (Jack Sloper) — загонщик гриффиндорской команды по квиддичу. Вместе с Эндрю Кирком заменял близнецов Уизли. Настолько неловок, что однажды оглушил себя собственной же битой.

    Алисия Спиннет

    Алисия Спиннет (Alicia Spinnet) — охотница сборной по квиддичу факультета Гриффиндор в 1991—1996 годах. Подруга Анджелины Джонсон. Со второго курса стала запасным охотником, а на третьем попала в команду. Закончила учёбу в 1996 году. Участвовала в битве за Хогвартс.

    Дин Томас

    Дин Томас (Dean Thomas) — однокурсник Гарри, один из четверых его соседей по комнате. Лучший друг Симуса Финнигана.

    Дин (первоначально Роулинг называла его Гэри) фигурирует во всех романах серии. Его история не вошла в окончательный текст ни одной из книг Роулинг, но была рассказана писательницей на своём официальном сайте. Отец Дина был волшебником, женившемся на магле, и никогда не рассказывал жене о своём происхождении. Когда его сын был совсем маленьким, он ушёл из семьи, чтобы не подвергать своих близких опасности, и был убит Пожирателями Смерти, к которым отказался присоединиться. Таким образом, Дина воспитали мать и отчим. Мальчик вырос среди своих двоюродных братьев и сестёр и с детства был фанатом футбольной команды «Вест Хэм».

    В британском издании первой книги Дин не упомянут в сцене распределения первокурсников по факультетам (по словам Роулинг, её британский издатель убрал из серии главу о Дине Томасе, так как показалась ему слишком длинной). В американском издании он описывается как чернокожий мальчик (отсюда следует вывод о том, что его глаза и волосы также были чёрными) чуть выше Рона и распределяется на Гриффиндор между Гарри и Лизой Турпин.

    В третьей книге Дин посещает уроки профессора Римуса Люпина (который становится его любимым учителем) по Защите от тёмных искусств, и выясняется, что самый большой страх мальчика — ползущая отрубленная рука.

    В романе «Гарри Поттер и Орден Феникса» Дин верит Гарри и Дамблдору, настаивающим, что Лорд Волан-де-Морт вернулся, и становится одним из членов Отряда Дамблдора.

    В конце пятого года обучения Дин начинает встречаться с Джинни Уизли. На следующем курсе Гарри и Рон застают их целующимися в одном из коридоров Хогвартса, и это провоцирует гнев Рона и ревность Гарри. Однажды Поттер, прикрытый мантией-невидимкой, выпив зелья удачи Филикс Фелицис, идёт к профессору Слизнорту и вновь проходит мимо Дина и Джинни, случайно толкнув девушку. Джинни думает, что это сделал Дин, и обижается на него. В конце концов, они расстаются, и Джинни начинает встречаться с Гарри.

    В шестой книге Дин заменяет Кэти Белл в гриффиндорской команде по квиддичу, пока та находится в больнице.

    В наибольшей степени образ Дина раскрывается в последней книге серии. Юноша осознаёт, что он, видимо, полукровка, но никакой возможности проверить это у него нет, поэтому он вынужден скрываться от Министерства магии, объявившего охоту на «грязнокровок». Вместе с Тедом Тонксом, Дирком Крессвиллом, гоблинами Грифуком и Горнуком он скитается по английским деревням (в один из вечеров разговор этой компании подслушивают Гарри, Рон и Гермиона). Из передач радиостанции «Поттер-Дозор» мы узнаём, что на их след напали охотники. Дин был доставлен в особняк Малфоев, где его вместе с Грифуком спас эльф Добби. После этого Томас жил в доме Билла Уизли, а затем получил сигнал от Невилла Долгопупса и через тайный ход в трактире «Кабанья голова» проник в Выручай-комнату. Несмотря на то, что к тому моменту у него не было волшебной палочки, он участвовал в Битве за Хогвартс и смог добыть новую палочку в ходе сражения. В одной из сцен, сражаясь с Антонином Долоховым, Дин использовал его оглушающее заклинание против другого Пожирателя (Долохов пытался отбиться, но Парвати Патил использовала связывающее заклинание).

    25 июля 2007 года Роулинг заявила, что собирается написать энциклопедию о мире Гарри Поттера, куда войдут расширенные сведения о многих второстепенных героях её романов, и в том числе, о Дине Томасе.

    Симус Финниган

    Однокурсник Гарри Поттера, друг Дина Томаса. Приезжал на чемпионат мира по квиддичу. В книге Гарри Поттер и Орден Феникса, читая публикации Пророка, перестает верить Гарри. Поттер реабилитировался в его глазах только после начала «террора» Долорес Амбридж Побывал на последнем собрании ОД перед их разоблачениием. На шестом курсе был на отборочных, чтобы войти в факультетскую команду по квиддичу. В седьмой книге присутствует в Выручай-комнате. Измордован ещё хуже Невилла. Принимает участие в битве за Хогвартс. Вместе с Эрни и Полумной спасает Гарри, Рона и Гермиону от Дементоров. Гарри, в свою очередь, спасает его и Ханну Аббот от проклятия Тёмного лорда. Патронус — лис. При виде его Боггарт принимает вид ведьмы-банши.

    Натали Макдональд

    Когда Гарри Поттер учился на четвертом курсе, была зачислена распределяющей шляпой на факультет Гриффиндор. Получила свое имя в честь реальной девочки, которая написала письмо Джоан Роулинг, поскольку была больна раком и боялась не дождаться выхода книги «Гарри Поттер и Кубок Огня». Она очень хотела узнать, что же произойдет с Гарри Поттером в новой книге и просила писательницу рассказать об этом. К сожалению, Джо в это время не просматривала почту, поскольку заканчивала работу над книгой, поэтому ответ опоздал, и девочка умерла, так и не узнав, что произойдет с Гарри. Джоан дала одной героине книги имя этой девочки и посетила ее родителей, подарив им книгу с автографом.

    См. также

    Примечания

    Wikimedia Foundation. 2010.

    dal.academic.ru


    Смотрите также